За что Людмила Гурченко так и не смогла простить клоуна Олега Попова

7165

Иногда жизнь и судьбу человека могут разрушить самые непредсказуемые обстоятельства.

Людмила Гурченко даже не думала, что на съемках фильма “Мама” случится то, что может навсегда закрыть ей дорогу в профессию и оставить ее инвалидом. В 1976 году актриса получила предложение сниматься в этой сказке и была уверена, что это просто огромная удача и невероятное везение.

Тогда над кинокартиной работали французы, румынские и советские режиссеры. Они должны были снимать все сразу на трех языках, в трех совершенно разных версиях, поэтому актеры приготовились к очень напряженному графику. Сложность состояла в том, что часть фильма им нужно было провести на коньках.

Почти никто из актеров не умел кататься, и Людмила Гурченко попросила, чтобы к ней никто не подходил, пока она не будет стоять на льду уверенно. Но внезапно к актрисе подъехал Олег Попов, он случайно повалил коллегу и травмировал ее ногу своим коньком во время падения.

Гурченко улетела в США, где ей сделали 4 операции, на них потратили около 20 часов. Нога превратилась в 19 осколков, их собирали, словно пазл. Врачи начали говорить об инвалидности, о том, что Людмила не сможет работать дальше. Но уже спустя пару недель она появилась на площадке.

Сначала актрису возили на инвалидной коляске, а потом она ходила на костылях. Для съемок сцен с танцами наняли дублершу, так как Гурченко все еще была в гипсе. По данным сайта “Интересные факты”, актриса восстановилась очень быстро: начала водить машину и ходить на каблуках

Сам Олег Попов не раз пытался извиниться перед Людмилой, он искренне сожалел о случившемся и настаивал на том, что это был несчастный случай. Правда, сама Гурченко больше даже не хотела слышать о нем, избегала встреч и давала понять, что для нее Олега больше не существует.

Многие искренне хотели, чтобы актриса все же отпустила ту ситуацию, но и ее положение понимали многие. Ведь из-за одного неудачного падения она могла бы потерять карьеру, а для Людмилы это было бы невыносимой потерей, которую могла вряд ли смогла бы пережить.