Снаружи он похож на старый и заброшенный завод. Но увидев, что внутри, я потеряла дар речи! Смотреть всем!

543

Просто чудо!

Рикардо Бофилл (род. 5 декабря 1939, Барселона) — испанский (каталонский) архитектор, который черпает вдохновение для своих масштабных постмодернистских проектов в идеях мастеров классицизма — Палладио, Мансара и Леду. Его «визитные карточки» — аэропорт и здание Национального театра Каталонии в Барселоне, головные офисы компаний Cartier и Christian Dior в Париже, небоскребы Shiseido Building в Токио и Dearborn Center в Чикаго.

В далеком 1973 году, известный архитектор Рикардо Бофилл из Барселоны приобрел один из блоков заброшенного цементного завода. Здание находилось в состоянии невероятного запустения, однако частью сделки были не только руины основного здания, но и более 30 бункеров, подземные галереи и сады…

завод_дом

Завод, расположенный в непосредственной близости от Барселоны, был построен еще в эпоху Первой мировой войны. Он был закрыт и полуразрушен, и Рикардо Бофиллу и его команде предстояло провести там грандиозные ремонтные работы.

После нескольких лет частичной реконструкции, архитектор приступил к преобразованию внешнего вида здания и созданию современного интерьера и рабочего пространства.

2

3

4

Интерьер его жилища отличается сдержанной простотой. Хозяин предоставил брутальной индустриальной архитектуре право играть главную роль. Бофиллу удалось превратить заброшенное заводское здание в настоящий современный замок!

5

Проект прогремел во всех журналах, но знакомые Бофилла не переставали удивляться: неужели эту промышленную зону, напоминающую декорации к мрачно-футуристическому “Метрополису” Фрица Ланга, кто-то готов назвать домом? “Фабрика – волшебное место, – отвечал им Бофилл, – просто ее странную атмосферу трудно оценить дилетанту”. Грубые бетонные стены, атриумы, висячие сады и узкие лестничные клетки идеально подошли для работы модной архитектурной мастерской.

В восьми башнях Бофилл обустроил макетную лабораторию, проектные мастерские, архив, библиотеку и выставочное пространство, которое из-за огромных размеров и арочных окон назвали “Собор”.

С этих крепостных стен он диктовал миру новые архитектурные идеи. Но цементный замок все еще трудно было считать настоящим домом.

Завод стал “одомашниваться” в начале 90-х годов, когда Марта де Виллалонга, жена Бофилла, решила оставить работу в Нью-Йорке и переселиться в Taller de Arquitectura. Не всякая женщина согласится жить в грубой бетонной башне, которая от каждого слова или шага наполняется гулким эхом. Но Марта – профессиональный дизайнер, и ей было интересно поработать с таким необычным пространством. “Мне захотелось сделать заводские помещения хоть немного теплее”, – рассказывает она.

Осмотрев “Собор”, Марта решила: “Никаких ковров, росписей и пошлой лепнины. Они совершенно не сочетаются с чистыми линиями фабричных интерьеров”. Она повесила белоснежные полотна во всю высоту стен, из того же материала сшила чехлы для диванов, подушек и пуфов. Ткани поглощают звук и контрастируют c грубой фактурой бетона.

Фитнес-зал с джакузи и гидромассажной кабиной выстроили на крыше одной из башен. В остальные комнаты Марта добавила ткани, посуду и лампы собственного дизайна.

Гости Taller de Arquitectura признают, что за несколько лет Марта де Виллалонга сделала почти невозможное – превратила завод в уютный современный дом. Бофилл тоже очень доволен. “Мне нравится, как она все здесь устроила. Этот порядок – полная противоположность той кочевой жизни, которую я вел раньше. К тому же ничто так не дисциплинирует, как огромные пространства”.

Рикардо Бофилл и сейчас живет и работает на своем «цементном заводе». По его словам, это лучшее место, где он может сосредоточится, работая над своими проектами.

8

18

Источник: dmirix.ruadmagazine.ru