Её звали Фанни. Она была одинока. Каждую субботу приходила в гости к племяннику, принося запах осенних листьев.

1080

Каждую субботу Фанни приходила в гости к семье своего племянника. Она оставляла в прихожей ботинки, шла на кухню, отдавала любимый пирог и потом отправлялась мыть руки.

У Фанни не было детей и мужа, он был в ее жизни очень мало. Тогда семьей старушки стал племянник, его супруга и их дети.

Она приходила в гости, чтобы поговорить с женой брата, так как у них был одинаково тонкий вкус и невероятно понимание мелочей нашей жизни. После себя она всегда оставляла тонкий шлейф духов с запахом осенних листьев.

Нередко Фанни говорила про Париж, интересные наряды и французскую оперу, что было новым для жителей СССР. А после смерти единственной подруги племянник решил перевезти ее к себе.

Фанни просто жила в отведенной для нее комнате, хранила там бельгийский шоколад и собственную ложку под красивой салфеткой. Часто, перед обедом, она обжигала хлеб, ради того, чтобы убить все микробы на нем. Она была тихой, неприметной, никогда не любила говорить о себе и своей жизни.

Перед самой смертью Фанни перестала узнавать окружающих, только лежала, слегка улыбалась, как будто видела кого-то, невидимого для других. Она умерла во сне, очень тихо, легко и незаметно. И, возможно, если бы о ней говорили как можно чаще, то ее жизнь была бы совершенно другой.

Близкие и родственники Фанни знали, что за ее молчаливостью и желанием быть как можно скромнее, жила маленькая старушка со стальной силой воли. Оказалось, что она была блестящим хирургом. При жизни Фанни прошла две войны, она выносила раненых на своих хрупких плечах из-под обстрелов, спасала жизни, не ожидая за это благодарности.


Ее награды не могли поместиться на одной стороне пиджака. А Фанни все молчала, храня в себе все эти тайны. Она бралась даже за те случаи, когда выздоровление казалось невероятным чудом. А генерал, которому Фанни спасла жизнь, искал ее по всей стране, чтобы сделать предложение руки и сердца. Но она отказалась, потому что ее сердце и руки принадлежали работе и призванию.